Долгими дорогами Кедра Митрея
История

Долгими дорогами Кедра Митрея

56 {num}

В автобиографической повести Кедра Митрея «Дитя больного века» описаны реальные события и люди не только из Игры, но и мои земляки.

Вот, например, есть такой эпизод. Летом 1910 года 17-летний Дмитрий, студент Казанской инородческой учительской семинарии, будучи на каникулах, шёл пешком из Игры в Сосновку на заработки. Он прошёл через Чутырь, затем остановился покушать и отдохнуть в Верх-Нязе. Дальше дорога шла в компании местных девушек, направлявшихся на свадьбу в Пазяли.
Описывается в книге и обратный путь в Игру через Верх-Нязь. Дмитрий вновь видит у ворот знакомую гостеприимную женщину, проходит мимо пожарки, где стоят люди. Рядом с пожаркой жили мои прадед Алексей и прабабушка Мавра, погибшая в годы гражданской войны от Колчаковской пули. Отсюда вышла замуж в Деревозь моя бабушка Зоя. В общем, знакомые, родные места. Поэтому мне было очень интересно выяснить, у кого же в Верх-Нязе останавливался Кедра Митрей.

Кедра Митрей

Итак, исковым объектом являлась уроженка Сосновки, жившая в русской семье (по содержанию повести). Пообщавшись с местными жителями и внимательно проанализировав те крупицы сведений, что описываются в повести, мы пришли к выводу, что Дмитрий останавливался в доме Обуховых. Это единственные русские коренные жители Верх-Нязя. Остальными жителями были удмурты. Все Обуховы отлично владели удмуртским языком.

Хозяином же дома был Яков Обухов, а приветила Дмитрия его жена. Имени ее пока не выяснили, ее внучка Тамара Григорьевна, живущая в Ростове, смогла сообщить только то, что бабушка рано умерла. Чтобы узнать ее имя, нужно съездить в республиканский архив и посмотреть список жителей д. Верх-Нязь Чутырской волости Сарапульского уезда во время первой Всеобщей переписи населения Российской империи в 1897 году. Либо порыться в «Метрической книге по приходу вознесенской церкви села Чутырь» 1894 года.

Именно тогда у Обуховых родился сын – Кузьма Яковлевич Обухов. Семья Обуховых была большая, дружная. Детей звали Кузьма, Григорий, Иван, Василий, Меркурий, Дмитрий, Ульяна. Их потомки живут в Ростове, Игре, Верх-Нязе… Одна из правнучек Якова вышла замуж в Белоруссию. Другая, Широбокова Татьяна Владимировна, живет и трудится в Верх-Нязе. Третья, Лакомкина Нина Александровна, живет в Игре. А правнук, Лошаков Михаил Александрович, известный в республике человек – был директором Игринского леспромхоза.

Михаил Александрович вспоминает, как в доме его деда Кузьмы Яковлевича останавливался поп из Чумоя. Дело в том, что Чутырскую церковь закрыли в 1939 году, а Чумойская продолжала действовать где-то до середины 50-х. Вот Чумойский поп и ездил в Верх-Нязь крестить детей.

Дом же, куда заходил Дмитрий, заселяла позднее семья сына Якова – Меркурия (Мерка). У Меркурия была жена Мария (уроженка д. Кизядзи). В деревне ее звали Мерка Маня. Она очень хорошо шила, обшивала местных жителей. Потом в этом доме жил сын Меркурия и Марии – Мерка Аркаш. В настоящее время старый дом не сохранился, в новом доме на этой усадьбе проживает семья Лекомцева Ивана (Леканъёс). У Кузьмы Яковлевича жена была из Пислеглуда Якшур-Бодьинского района Ульяна Климентьевна; у Григория Яковлевича из Есенеи – Евгения Михайловна. Иван Яковлевич женился на Марии, Василий Яковлевич – на Александре, Дмитрий Яковлевич – на Елене.

Потомки Обуховых, словно дети капитана Гранта, ворошили свою родословную, искали, вспоминали давно забытые факты и узнавали новые подробности. В общей сложности в поисках было задействовано как минимум 18 человек, и все, кто косвенно, кто прямо, помогли мне в поиске, за что я очень благодарна. И восемнадцать раз я рассказывала, как Кедра Митрей шел через Верх-Нязь.

Помогли искать Ольга Александровна Буряк из Игринского архива, Ертанова Ольга Николаевна из Национальной библиотеки, управляющий из Верх-Нязя Лекомцев Александр Аркадьевич, сотрудники Чутырской сельской администрации. Даже из Игринского военкомата офицер дал дельный совет. Спасибо Перевозчиковой Марии Георгиевне, Широбоковой Августе Павловне, Малых Валентине Павловне.

Таким образом, прочитана еще одна страница истории деревни Верх-Нязь. Не зря говорят, что на ловца и зверь бежит. Это действительно так. Во время поиска Обуховых ко мне подошла Перевощикова Александра Михайловна 1949 года рождения. Она работала учительницей в Чутырской средней школе и рассказала, что персонаж книги Кедра Митрея «Зурка Вужгурт» Одок – ее родственник. Он, Одок (Евдоким Николаевич), приходится племянником бабушке Александры Михайловны. Бабушку звали Пелагея Кузьмовна. Она была родом из Годекшура, вышла замуж в Чемошур чутырский. Ее сын Лекомцев Михаил Яковлевич (отец Александры Михайловны) и Одок – двоюродные братья. Совсем близкие родственники. Александра Михайловна еще помнит Одока глубоким стариком, это было примерно в 1955–1956 годах. А у Клавдии Михайловны Касаткиной, бывшей учительницы Чутырской средней школы, уроженки Годекшура, живущей в Чутыре, был муж Василий (сейчас его в живых уже нет). У Василия мать, Матрёна, была сестрой Одока.

Время идет. Люди уходят в мир иной, рождаются на смену им другие. Потомки Кедрамитреевских героев живут рядом с нами, вершат, трудятся, созидают…

Кстати, с Кедра Митреем был лично знаком мой дед Волков Владимир Кондратьевич, учитель Лонки-Ворцинской школы. Дед болел туберкулёзом, часто лечился в тубдиспансере. Вот там и познакомился с Кедра Митреем, который тоже болел туберкулезом. Дед рассказал мне об этом случае, когда я училась в начальных классах и читала книгу Кедра Митрея «Тяжкое иго». Я была слишком мала и не понимала важности происшедшего, поэтому не расспросила деда обо всех подробностях знакомства. Сейчас, конечно, жалею об этом.

У нас дома есть фотография с надписью на обороте: «Ижевск, тубсанаторий, 30 июля 1937 года». Фотография очень чёткая. Я очень внимательно просмотрела каждое лицо на снимке, но похожего на Кедра Митрея нет. Значит, познакомились они в другое время.

Д. Волкова,
Игринский район, село Чутырь