Никита  Сморкалов
Кино

Никита Сморкалов

2204 {num}

Никита Сморкалов – режиссер фильма «Утопленники», премьера которого открыла музыкальный кинотеатр «IZHWAVE» 2018 года. Закончил исторический факультет УдГУ, изучал визуальную антропологию и мифологию. Нашёл себя на стыке этих тем, сейчас снимает документальное кино.

– Никита, можно сказать, что ты самоучка и не скрываешь этого, как началась твоя творческая карьера в создании кино?

– В 2008 году мы с  Павлом Мурыкиным снимали  в основном видео-арт. А вот когда  в университете  начал писать работу по визуальной антропологии (это как раз создание исторических источников при помощи медиатехнологий, на эту тему я защитил диплом на историческом факультете), тогда и произошел поворот в сторону документального кино.  

– Но сначала было экспериментальное кино? 

– Да, но Паша, скорее, был идеологом, а я учился видеть через камеру. Например, мы сняли работу «Каталог священных мгновений», там была такая инсталляция: 33 видеоролика, которые выложены в абстрактную систему, поэт Владимир Баталов дал странные названия видеороликам, их мы снимали на острове Свияжск в течение двух недель, сотрудничая с музыкантами, была возможность поэкспериментировать с отделением звука от изображения. Я до сих пор работаю с художниками в Арт-резиденции, с Максом Веревкиным,  Алисой Перцевой, Катей Царевой, когда им надо сделать видео-арт-работы, то есть это не кино, а художественная работа средствами  видео. 

– Как возникла идея развиваться в направлении документального кино?

– Первый документальный фильм называется «Веревкин – арт-бомж». Этот фильм мы с Егором Рогулёвым показали на фестивале «Арт-парад» в 2012 году, он выиграл Гран-при, тогда Андрей Смирнов проводил секцию кино. С этим фильмом съездили на Международный каннский видеофестиваль (фестиваль инновационного, альтернативного, авангардного видео, который проводится в городе Канске Красноярского края с 2002 года), именно тогда пришло осознание того, что надо делать кино, что оно востребовано. Параллельно я упражняюсь в создании кинатиков: такое играющее слово, это может быть человек, который снимает кино, это может быть фильм о каком-то событии, то есть свободная форма, которая отражает реальные события. Для меня главное, чтобы была интересная история из жизни. Не просто фиксация, как люди снимают на свои телефоны, например, а осмысленная подача материала. Эту историю оформляю в какой-то образ.

– В январе этого года состоялась премьера твоего фильма «Утопленники», расскажи о работе над ним.

– В 2013 году возникла идея снять фильм про ижевскую электронную музыку, я начал заниматься исследованием, заархивировал найденный материал, снимал интервью на видео, собирал эту историю воедино. После трех лет работы над фильмом  я понял, что устал его снимать, возникло ощущение, что надо сделать это кино. Фильм собрался в образ, он не про музыку, а про город вообще, то, как развивалась электронная сцена и музыка, о творческой интеллигенции 90-х, ведь у них что-то происходило, но забылось со временем. Я поговорил с некоторыми людьми, они сказали то, что меня интересовало. У меня не было цели собрать воедино антологию ижевской музыки. Этот фильм – попытка разобраться в том, откуда в нашем городе появляются «волны», и куда они исчезают. История о том, как в закрытом оборонном городе появилась уникальная андеграундная среда, известная как «Ижевская электронная волна». 

В феврале прошлого года был первый показ, но тогда не были завершены все нюансы, требующие показа кино на большом экране. Полнометражный фильм требует привлечение специалистов: над звуком работал Алексей Логинов, графику делал Святослав Соколов, появился запрос, чтобы показать фильм за рубежом, поэтому над субтитрами на английском языке работали Евгений Бишев и Андрей Смирнов. Работа специалистов и получение прокатного удостоверения требовала финансов, поэтому я запустил первый краудфандинга кино в Ижевске, и он был успешен. Это показало высокую заинтересованность людей, что жителям нашего города важно иметь какую-то свою историю идентичности. Но собранных средств оказалось недостаточно, и тогда меня поддержал Восточно-Европейский университет, став официальным спонсором фильма. Я благодарю зрителей, купивших билеты на показ и Международный Восточно-Европейский университет за оказанное доверие, а также Арт-резиденцию, которая предоставляла мне творческий офис, компьютер и иногда камеру совершенно безвозмездно.

– Но в основном любишь работать один?

– Я иногда зову людей, но на самом деле не могу собирать команды, я привык к такой форме общения, как интервью. Некоторые киношники говорят о том, что нельзя разделять кино на документальное и игровое. Для документального кино нужно все равно создавать искусственную иллюстрацию, на самом деле оно тоже игровое, абсолютно синтетическая вещь. 

– У тебя несколько проектов, откуда ты находишь тематические фильмы для дискуссионного и документального киноклубов?

– Я сотрудничаю с гильдией игрового кино и телевидения, они присылают свой список фестивальных фильмов, через эти показы можно проследить развитие кинопроцесса в стране. В Арт-резиденции часто показывали кино, но это не было в системе, а ведь смотреть и обсуждать коллективно – это важная часть кинопроцесса. Поэтому я запустил дискуссионные киновстречи, посвящённые Гражданской войне, из числа лучших документальных работ 2015 года, в дальнейшем тематики встреч будут меняться.

Если рассматривать музыкальный кинотеатр «IZHWAVE», то раз в месяц в рамках этого проекта проходят показы музыкального кино. В декабре это была самая крутая музыкальная картина 2017 года «Про Рок» Евгения Григорьева. С практикой ведения киноклубов я понял, что нужно четко формулировать направленность. Люди ходят в кино как на концерт, мы пустили в кинопрокат концерт Бьорк, а также фильм про Егора Летова. На кинопоказах такая же энергетика, как на самом концерте. Было бы здорово продолжать проводить раз в месяц что-то интересное из мира музыки.  И вот сейчас состоялся мой первый показ фильма как режиссера под названием «Утопленники» об электронной музыке Ижевска 80-90-х. К афише прошлого года Елена Касимова сделала обложку,  я предложил такой образ: на глади пруда видно отражение заводских труб, а наверху – звуковой эквалайзер. Это заявление на символ нашего города. Макс Веревкин работал над трафаретами. На показе мы уже раздали первые косынки, над которыми трудилась Ольга Макарова. 

– На своей странице «ВКонтакте» ты написал, что «больше концентрируюсь на своем новом фильме», расскажи о нем.

– Он посвящен памяти ижевско-воткинского восстания и Гражданской войны в Удмуртии под рабочим названием «Знамя». Этой темой я заинтересовался и писал проект еще в старших классах гуманитарного лицея, директором которого является Михаил Петрович Черемных. 

Но потом позабыл про работу, в университете занимался мифологией, вроде бы не связанной с восстанием. Спустя годы звонит мне Михаил Петрович и просит поделиться опытом краудфандинга. Я понял, что мне интересно вновь вернуться к этой теме. Итак, два ижевских директора: М. П. Черемных и М. Б. Рупасова (музея Ижевска и Гуманитарного лицея) начали интересный проект: создание копии знамени Ижевской Дивизии, которая воевала против большевиков в составе армии Колчака. Оригинал в Иркутске, и в силу многих причин привезти его в Ижевск невозможно. Интересно, что знамя это Колчак ижевчанам вручить не успел. Но именно этот факт, по мнению организаторов, является важным – знамя без боевого крещения остается «мирным». И смысл акции скорее в «возвращении» памяти о тех, кто тогда покинул родину. Вдохновляет также тот факт, что копию знамени делают швеи, специализирующиеся созданием церковной одежды. Специальную нить как-то вымачивают и изготавливают для точной копии. Я удивился, что есть люди, которые живут этой идеей, мне кажется, что история – это, прежде всего, интерпретация, с Гражданской войной двоякая история, столкновение идей и взглядов. Это частный случай общего процесса. Я снимаю не столько про этих удивительных людей, которые такие странные вещи делали, например, организовали флотилию на Каме. Когда смотришь на монументальные памятники, нет ощущения, что за  этим стоял живой человек. Но есть в Ижевске бабушки, дедушки, которые как-то связаны с этими людьми. Об этой теме никто открыто не говорит, а когда берешь интервью, всплывает очень много интересных вещей. Я пытаюсь показать людей, которые горят этой темой. Мне хочется ставить вопросы. Я попросил историка и краеведа Максима Блинова провести экскурсию по местам гражданской войны. Все рабочие материалы я публикую, пока они копятся в небольшие ролики,  «ВКонтакте» в группе «Кинатик».

– Какая твоя заветная мечта? 

– Мечтаю открыть кинотеатр.