Возможность другого театра
Критика

Возможность другого театра

217 {num}

Недавно в районах республики прошли показы детского спектакля «Нюлэс школа». Примечателен он тем, что на удмуртском языке сыграли финские студенты, будущие профессиональные актеры. Нынче детские профессиональные спектакли на удмуртском – это большая редкость, даже, кажется, их вообще-то и нет. Поэтому постановка финских студентов из города Тампере и их руководителя Паулиины Хилькко стала событием в удмуртской культурной хронике.

Спектакль «Нюлэс школа» поставлен по одноименной сказочной поэме удмуртской писательницы Лидии Черновой. Постановка нравоучительной сказки о зверятах, которые учатся в лесной школе, предназначена не только для детей. С помощью незамысловатых режиссерских ходов в спектакле появляется «удмуртская» тема: ставятся проблемы национального самосознания удмуртов, существования удмуртского языка и другие.

Поэтому здесь появились герои и мотивы, которые отсутствуют в сказке Л. Черновой. Так, по ходу действия один из персонажей, паренек-американец в клетчатой рубашке, начинает рассказывать зрителям о своем желании выучить удмуртский язык. Иногда звучит «социально направленная» песня «Udmurt kizilios» популярного проекта «Ullapala boy», а персонажи между репликами говорят текстами современных удмуртских поэтов. Финны читают стихотворения Алексея Арзамазова «Удмуртъёслэн ӧвӧл «али» дырзы» и Богдана Анфиногенова «Мой народ».

В спектакле появился второй план, которого нет в сказке. Сказочные персонажи приобретают черты характера обычных людей. Скажем, по сюжету сказки Балян (рысь) соглашается с учителем Гондыром (медведем) в том, что дружба с Кионом (волком) к добру не приведет. Но актриса мимикой и жестами показывает при этом внутренний протест против решения учителя – этот мотив отсутствует в авторском тексте. Каждый персонаж-животное – прежде всего человек со своими привычками и образом жизни. Например, Юрмег (горностай) предстает этаким заспанным вальяжным господином с надувной подушкой на шее и чемоданом в руке.

Сообразительный Урдо (бурундук) любит получать перепечи в качестве награды за правильный ответ. Хотя при случае может утащить тайком перепеч у учительницы. 

Большое количество актеров на сцене и различные мизансцены, которые они проигрывают, оставляют у зрителя ощущение естественности и динамичности происходящего действия. Очень притягательно необычное соединение удмуртской речи и иной манеры актерской игры, непривычной для удмуртского зрителя. Финны показали компактную постановку с хорошей актерской игрой и возможностью театрального эксперимента, которого так не хватает удмуртскому зрителю. 

Можно лишь порадоваться тому, что финские студенты разнообразили нашу удмуртскую театральную жизнь. И, может быть, спектакль стал тем «настоящим» удмуртской культуры, к которому стремится лирический герой известного стихотворения Алексея Арзамазова: Удмуртъёслэн / Ӧвӧл «али»дырзы. / Я малпало / Соос вуонозэ, / Я бугырто востэм / Ӝож ортчемзэ. / Мынам нош / Улэме потэ / Удмурт «туннэ» понна. (У удмуртов нет «настоящего» времени. Они думают о будущем, или осторожно затрагивают печальное прошлое. А мне хочется жить ради удмуртского «настоящего» – подстроч. перев. наш – Л. Д.) 

Текст: Лара Дмитриева.