Катька Растягаева
Поэзия

Катька Растягаева

424 {num}

Екатерина Растягаева (псевдоним Катька Растягаева) – современный поэт, филолог, преподаватель, участница музыкально-поэтического проекта «Стихи на окнах подъезда № 8» (г. Ижевск).

* * *
когда наверху
(внутри у нас) 
космос опять разверзся,
и в пасти у пропасти глупости глупыми быть перестали,
вода обретала форму, теряя пресность
и тысячи лет. а помнишь, как нам втирали,
а мы не хотели слушать,
заткнувши уши, 
про разность полов и вкусов, 
живущих на двух планетах, 
а мы наслаждались солнцем, завёрнутым в чупа-чупсы,
шагая по звёздам рядом в грязных, разорванных кедах.

когда наверху 
мы Бога не заменили ещё метафорой, 
а любовь – потребностью и еле греющей (замерзающей!) батареей,
мы оба смешивались в глубоких горящих кратерах
на всех внеземных экваторах,
пересекающих нас параллелях.

когда наверху 
хотелось ещё быть выше, 
а люди твердили, что курят, чтоб не сойти с ума,
ты забирал поцелуи с моих лодыжек,
ты утверждал, что это моя вина. 
и там, в заваленной мною пеплом 
нелепой цивилизации, 
где космос – всего лишь миф, 
тебя уже нет,
как нет гравитации,
когда наверху раздолбался лифт,
тебя уже не было.
нет.

вода обретает форму, теряя текучесть лет.

 

* * *
ты здесь,    
а забытые чайники на плите 
вряд ли расскажут о той пустоте
сваленных в нас обид.
больно, но не болит. 

чей-то свистит, но не надо. 
нам на двоих уже столько в осадок 
выпало прошлого.
что хорошего?
давай, как раньше, без пошлого
говорить.
молчать.
те ливни прожитого
и так видны в гранёных ухмылках.
а там на дне 
я помню твой детский смех, 
твою изумительную улыбку.

ты здесь,
это значит, что мир вокруг. 
не рви у меня ладони с рук.
давай до утра просидим в потьмах,
чтобы не видеть на потолках
выживших тараканов.
там, у меня в карманах, 
тварей, поверь, не меньше.
тоньше становится только ткань. 

станем, как прежде, реже видеться,
чтобы то расстояние между лицами 
нашими уменьшалось из года в год. 
всё пройдёт, 
но квартира с чайником на плите 
в понимаемой немоте
будет плавать внутри стакана, 
чтобы видеть, какой я стану,
чтобы помнить, о том, что здесь
мы с тобою, как прежде, есть.
прежние.

 

Лица

Выцветают с годами неброские лица
С фотографий, вложенных кем-то в альбом, 
Пожелтевших, измученных, с белым пятном 
Или подписью сзади и на страницах. 

И на каждом лице – исчезающий взгляд
С выжигающим сердце ему пепелищем.
Кем бы ни был тебе – он не лишний. 
Он по крови тебе – солдат. 

Он тобою не понят и не замечен. 
Ты забыл, в сорок первом он первым покинул дом 
И ушёл добровольцем с такими, как он, на фронт,
Чтобы стать неузнанным в тот же вечер. 

Изувечен, высушен, выжжен, распят, забыт,
Как зерно, растолчён, перемолот во вражьей ступе,
Но живой. А завтра – если оно наступит – 
Треуголки расскажут кому-то – кто был разбит. 

Ты из писем узнаешь историю о солдате, 
Что по углям вытащил Родину из огня, 
Защищая Бога, деревню, женщину и дитя,
И тебя, забывшего о расплате,

О предателях, о матерях, о тех,
Кто победу со всеми в цветах не встретил.
Их имён до сих пор дознаётся ветер,
Чтобы знать себестоимость всех побед. 

...........................................................

И в полях, затерявшись в колосьях пшеницы, 
Под затянутым небом тонут в веках
Безоружные ямочки на щеках
От улыбок на чьих-то бессмертных лицах.