Пётр Захаров. Карас. 2 часть
Поэзия

Пётр Захаров. Карас. 2 часть

581 {num}

Пётр Захаров. «Карас». Кылбуръёс. 2010

            ВУЖЕРЪЁС

 

Вужер – со шундылэн гожъян чернилаез,

Вужер – гожтэтъёсыз мынам лампаелэн,

Жалянъёслэсь люкам ваньбур,

Мыскыл карем Инмар.

                               Гийом Аполлинер

 

 

                    ТЕНИ

 

Тень – чернила, которыми пишет солнце,

Тень – письмена моей лампы,

Арсенал сожалений,

Униженный Бог.

                               Гийом Аполлинер

 

«…Ваньмы асьмеос тодӥськомы, соиз яке таиз Зодиак пус улын вордӥськимы шуыса. Но со ик вань,  азямы пуктэм тужгес но бадӟымез ужпум – улонамы возьматыны асьмелэсь Шундымес, солэн Вужер улаз кошкытэк. Нош мар ай со «Вужер» тӥ шуоды? Вужер – со аслад шунды пусэдлэсь палэнтӥськем, кырыжам энергия. Нош котькуд пуслэн со ачиз сямен кылдэ, но со дыре ик туж но туж тупась но адскись тодметъёсъя…»

                                                                                             Константин Дараган

 

 

«…Все мы знаем, что мы родились под тем или иным знаком Зодиака. Но это и есть одна из важнейших наших задач – проявить свое Солнце, а не идти в его Тень. Что еще за «Тень» спросите Вы? Тень – это искажение энергии собственного солнечного символа. И у каждого знака это происходит по-своему, однако с совершенно конкретными, типичными признаками…»

                                                                                             Константин Дараган

 

 

               1

 

Aquarius,

Aquar,

Aqr,

Пусэ кувшин,

Нош Ву Жеры ке Ar,

Иське мон

Булгар?

 

Булг луэ Сьӧд,

Булг луэ Вулг,

Вулг луэ Волк,

Нош огазе ке –

Кион Ar

Яке

Сьӧд Ar

Нош Ar ке йыр,

Соку

Мынам азвесь йыры луэ

Сьӧд Кион йыр?

 

Азвесь шуо сьӧдэктылэ

Соин-а Коинсар,

Пересь Каньсар,

Ышиз Вуж Эр улэ?

 

                 1

 

Aquarius,

Aquar,

Aqr,

Если знак мой кувшин,

А Водяная Тень если Ar,

Значит я

Булгар?

 

Булг если Черный,

Булг если Вулг,

Вулг если Волк,

И если все это вместе –

Волчий Ar

Или же

Черный Ar,

И если Ar голова,

Тогда

Моя серебряная голова становится

Черной головой Волка?

 

Серебро говорят чернеет,

А не из-за этого ли Коинсар,

Старый Каньсар,

Канул в тень Старого Русла?

 

 

                      2

 

лу-ла-луа

лу-ло-луо          луа луо луи

лу-лӥ-луи

                                                   УИ

ву-ва-вуа

ву-во-вуо           вуа вуо вуи

ву-ви-вуи

 

                      2

 

лу-ла-луа

лу-ло-луо          луа луо луи

лу-лӥ-луи

                                                    УИ

ву-ва-вуа

ву-во-вуо           вуа вуо вуи

ву-ви-вуи

                 3

 

эн малпалэ

со валантэм ке 

сое валаны кулэ ӧвӧл шуыса

 

эн утчалэ вуэн шундылэсь    

одӥг кадь луэмзэс –ӵошамзэс         

соос туж умой тодо со сярысь        

но соос вато сое

 

тӥ адӟиськоды  

вужеръёссэс гинэ

 

зарни кувшинысь кисьтӥське

зарни ЛУО – ЛУОН

азвесь кувшинысь –    

азвесь ВУ – ВУОН

 

 

                                  3

 

не думайте

если это не понятно

то и  не надо понимать

 

не ищите у воды и  солнца

сходства –

они очень хорошо знают об этом

но  скрывают это

 

вы видите

только их тени

 

из золотого кувшина течет

золотой песок (ЛУО) – то что становится – ЛУОН

из серебряного кувшина –

серебряная вода (ВУ) – то, что зреет и приходит – ВУОН

 

 

 

                                   4

 

Вожлэн кыле Вожерез,

Вужлэн – Вужерез.     

Ӵӧжлэн, иське, –Ӵӧжерез,

Нош Ӵужлэн –Ӵужерез…

 

Малы ке шуоно

Та Дунне кылдӥз Луд Ӵӧжлэн ву вылын ваем пузысьтыз.

 

 

                                   4

 

От Зеленого Перекрестка остается Зеленая Тень,

От Старого – Старая,

От Утки, видимо, – Нечто Утиное,

От Желтого, может быть, – что-то Желтое...

 

Потому что

Этот Мир создан из яйца Утки Луд, снесенной ею на воде.

 

                                            5

 

Шуо: Бой-Терек тыпылэн

Куаръёсыз тӧдьы, модосэз гордалэс, нош выжыез сьӧд.

 

Шуо: Бой-Терек тыпылэсь выжыоссэ

Азвесь ошмес гылъя, соин ик со котьку кужмо сяськаяса сылэ.

 

Шуо: Бой-Терек тыпылэн

Вужерыз вож, нош ачиз со уг адӟиськы.

 

Шуо: удмурт кылын ӧвӧл «святой» шуэмез возьматӥсь кыл.

Нош мон шуо со вань: валлян сямен – кадыш, али сямен – кадыр.

 

 

                                           5

 

Говорят: у дуба Бой-Терека

Листья белые, ствол красноватый, а корни черные.

 

Говорят: корни у дуба Бой-Терека

Серебряные ключи омывают, поэтому он сильный и вечно цветущий.

 

Говорят: у дуба Бой-Терека

Тень зеленая, а сам он необозримый.

 

Говорят: на удмуртском языке нет слова со значением «святой».

А я скажу, что есть: по старому  – кадыш, по нашему – кадыр.

             7

 

Тышкасько,

ӵыжасько, лёгасько,

Ымнырзэ

музъеме зырасько…

Кый сямен

со мыным шиетэ:

«Выемын

тон тунэ уйвӧтэ.

 

Удмуртъёс

вир пӧлын пыласько,

Калыкысь

калыке сурасько.

Кылбурысь кылбуре

кыл быре,

Валлянзэ но

уз вае буре.

 

Кылъёсад

тэкита шунды си,

Одӥг лул но

уз пуксьы, уз си.

Бусыдэ

мурт кылъёс ни гыро.

Тынадэз

писпуэд но гыро».

 

             7

 

Бью, пинаю,

свищу, топчу,

Лицом по земле

я его волочу…

А он мне шипит,

как гремучий змей:

«Ты во сне утопаешь,

проснись Борей.

 

Уже в крови

удмурт твой тонет

И растворяется

в других корнях.

А по стихам

рифмуют стихоплеты,

Святое слово

в корне хороня.

 

Нет света в языке твоем,

там деготь,

И некого

к нему теперь привить.

Теперь другие языки

на  поле пашут.

Гнилое дерево твое 

не оживить».

 

                                 8

 

…учкыны юг-гӧртэм нюлэсэз…

        чабкиськид ке со пень кадь усёз

             кӧш малпан гинэ кын вотэсэн

                ньылонэд пуме юн-юн пуксёз

                  чильпырась вакчи дыр гӧр усён

                   чебераз ик котьку ӝоглыкез

                    кӧш малпан сьӧрысь чус-чус висён

                   вуж луллэн кыдёкысь сьӧлыкез

                 адӟытэк кельтыны жаляса

              уно пол адӟемдэ ик адӟон

        куаратэм бӧрдонэн бӧрдыса

…гӧр пуктэм нюлэстӥ кадь ортчон…

 

2001 ар

 

                                  8

 

…смотреть на инеем покрытый лес…

         хлопок!  и все здесь упадет золой

             ухмылка только паутиной мерзлой

                засядет в горле вековой тоской

                  ах краткий  миг инеепад стоглазый

                   в красе  всегда закручен быстрый ход

                    а та тупая боль в сердечной фазе

                   как грех далекий у ворот нас ждет

                 жалея что в последний раз проходишь

              глазеть на то увиденное многократ

        беззвучным стоном как больной прохожий

…пройти сквозь лес и сквозь инеепад...

 

  2001 год

 

Алпъёслы марӟан чигвесь

 

 МУЗАЕЛЫ

 

             Ваньзы

             трос пол

             вузаллязы,

Но тон ӧд вуза на монэ.

             Соин ик

             сьӧд тӧлъёс

             вылысь

Тӧдьы толэзь вала тонэ.

             Солэн

             улсаз

             черк гырлыос

Кадыръёслы жингыртыло,

             Тынад

             курень пыр

             синъёсад

Шудбур тылъёс воректыло.

            Кык вамышын ик

            урдэскын

Лултэм ым флейтазэ куре.

            Тон тодӥськод –

            сьӧд нюлэскын

Вордскымтэез со кылбуре.      

            Тонэн мон

            та дунне

            вылын!

Мед пеллялоз вакыт луо –

           Ӵушиськисьтэм

           пыдберъёсын

Мон котьку тонэн ӵош луо!

 

5 июнь 2002 ар

 

 

 

   Ожерелье для алпов

 

      МУЗЕ

 

             Меня

             здесь все

             так часто продавали,

Но ты меня еще не продала.

             Поэтому

             над черными

             ветрами

Плывет с тобою  светлая луна.

             А под ее

             мотив

             колоколами

Звонят святым о праздниках селян,

             И ты всегда

             блестящими 

             глазами

Как счастье смотришь, душу веселя.

            Шаг от тебя,

            Аль сбоку под ногами

Запросит флейту светлый дух без рта

            И ты уж знаешь –

            что в лесу дремучем

То песни новой режутся уста.

             С тобой одной 

             живу я

             в этом мире!

Пусть барханы плывут и задувают след.

            Но мы оставим след

            в самом эфире,

Где с Музою останется поэт!

 

5 июня 2002 год

 

 

 

НУНЫЛЫКО АДӞОН

 

     азвесь

        толэзь

          сюрло

   ненег гинэ

     араз

       арлэсь

         ар шаерысь

           нырысетӥ

              йӧл турынзэ

ӝуштылыса

   будэ вал

     вож шашы

       жингрес

         шуръёс

          жингыр

            лобӟылӥзы

              гурезь

                йылэ

со вырйылын

  арча

    вӧсясьёслэн

      тылсконазы

        гома вал

          Агнийлэн

            лулыз

    инбам

       кыскиз

         ӵынзэ

гурезь вылысь

   уно кузя

      васько вал

        калыкъёс

шурлэн

  тулкым

     куараосыз

       кадь ик

         валантэмесь вал

           соослэн

             вераськонзы

 

май 1987 ар

 

 

 

ВИДЕНИЕ ГЛАЗАМИ РЕБеНКА

 

     серебряный

        лунный

          серп

   очень нежно

     косил

       у года

         из арской земли

           первые

              молочные травы

со стонами

   росла

     зеленая осока

       звенящие

         ручьи

          звеня

            улетали

              к вершине

                горы

на этой горе

  на костре

    арских

      жрецов

        горела

          душа

            Агния

    небо

       тянуло

         ее дым

а из горы

   спускались

      многочисленные

        народы

как голоса

  прибрежных

     волн

       серебряной реки

         не понятны

            мне были

              их голоса

 

май 1987 год

 

 

 

           КУАЛЯЛЮЛЬЫ СЯРЫСЬ

 

                       улон

                       кошке

                       бубылилэн

                       тыбыр

                       вылаз

эн шуэлэ: жильыосме куштӥ ке эрико луо

ӧвӧл думись жильы эрик но дуннеын ӧвӧл

                       пичи

                       корка

                       гинэ

                       сылэ

вож пужымъёс улысь «луо» вылын

                       луо

                       луо

                       луо –

зарезь кадь со асьме улын:

улаз чурыт вылаз тулкымъяське –

вакытъёсты шобыръяса ветлӥсь гурезьёсын

                      со

                      барханъёс

                      пӧлын

тӧлэн но даурен

                      вӧлэм

                      изъёс:

гуртъёс каръёс культураос эксэйлыкъёс…

луо вылэ уг кыльы нокыӵе марӟан

луо вылын вань улэпсэ кышкатъяса кырӟа

                     Айгипанлэн

                     гинэ

                     куалялюльы

                     сюрыз:

бушлык пӧлын – одӥг гинэ сюрес

кык йырвизьёс артэ ке но выло

ог-огзэсты яратыса ке но  уло

соос синучконъёс гинэ ог-огзылы

                    малы

                    ке

                    шуоно

пумтэмлыко куала-лабиринтэ

одӥг ӵошен (аслаз вужереныз гинэ)

кошке – люльы

 

4 март 1995 ар

 

 

 

                 О КУАЛЕЛЮЛЬЫ

 

                       жизнь

                       уходит

                       на спине

                       небесной

                       бабочки

не говорите: если разобьете цепи то станете свободными

нет в этом мире цепей которые держат тебя да и свободы нет

                           только

                       маленькая

                       избушка

                       стоит

на слове «стану» под зелеными соснами

                       стану

                       стану

                       стану –

это как море под нами:

внизу твердо а наверху волнуется –

ходячими-бродячими горами

                      под

                      этими

                      барханами

ветрами и временем

                      измоленные

                      граниты:

деревни, города, культуры, царства…

на основе «стану» стирается любой кристалл

и на песках отпугивая все живое

                     поет

                     только у Айгипана

                     «куалялюльы»

                     ракушка:

внутри пустоты – одна только дорога

если двое хоть и рядом шагают

хоть и любят они неразлучно друг друга

они всего лишь служат зеркалами

                    по

                    тому

                    как

в бесконечность – в куала-лабиринт

в одиночестве (только со своей тенью)

уходит – люльы

 

4 марта 1995 год

 

 

                 БЕЧОРА

 

Мынам тӥледлы вераме потэ

Пичи адями сярысь. Со улэ

Татарстанын, Киня гуртын,

Пильмон дорын, Муръё сьӧрын.

Пильмон бабай сое сюдэ-вордэ,

Тяпкетыса шуо сие,

Гулькак-гулькак юэ.

Уг ке сюдо, вожез, пе, туж потэ,

Тусьты-пуньыосты, пе, уськытъя.

Мусуръёсты веръя.

 

1995 ар

 

                  БЕЧОРА

 

Я вам хочу рассказать

О маленьком человеке. Он живет

В Республике Татарстан, в деревне Киня,

У Филимона, за Печкой.

Дед Филимон его прикармливает,

Говорят, он тявкая кушает

И пьет со звуком: гульк-гульк-гульк!

Если не кормят, говорят, сердится –

Роняет всю кухонную посуду,

Брагу кушает.

 

1995 год

 

 

                 БУБЫЛИ

 

Пужей сюро кызъёс вылын

Пуке вал лызалэс бус-ӵын –

Кин ке но вань вал кадь отын

Паськыт вӧлскись кульчоосын.

Мон малпанэн отчы гылӟи,

Уйвӧтъёсам кадь валатэк,

Монэ кутын турттӥз бус-ӵын,

Кутон мугъёс шедьтылытэк –

Бугыръяськиз, котыръяськиз,

Йӧттӥськылӥз мугор бордам,

Нош кин ке но ялан кыскиз,

Ӧй вал пушкын солэсь курдан.

Тани потӥ паськыт шурез,

Ӝутски кызо бамалъёсы,

Шӧдтэк шорысь ин гожерез

Ӵоксаз кин ке вужеръёсын.

Югдэ вал со пеймыт тылын,

Вужеръёсыз нош югытэсь,

Дунне вылысь вань кылъёсын

Мон шуысал: мыным вал вӧсь.

Кельше вал со бубылилы,

Кузь майыгъёс кадь кык сюрез,

Пеймыт пиштӥсь синъёсызлы

Кырӟа вал кык гинэ сюрес.

Куиньметӥез солы ӧй вал,

Мон туж умой сое валай.

Туж кемалась гомӟем юан

Кысӥз солэн бурдъёс улаз,

Нош бурдъёсыз паськыт но кузь,

Капчи тылъёс кадь дыректо.

Соос дорозь ноку уд сузь,

Матэктӥськод ке, чилекто.

Ми учкимы валан шоры

Кык паласен, ньыль паласен,

Паськыт вӧлскем укно дурын,

Со паласен, та паласен.

Бӧрдӥ мон та анай азьын,

Дунне но мон сямен бӧрдӥз.

Мыным кабзэ ӧй вал возьыт,

Анай монэ тылэн сюдӥз.

Котыр ласянь тыл кульчоос

Мынам пыртӥм ортчылӥзы.

Сюрсэн-сюрсэн бубылиос

Мынам лулам вордскылӥзы.

 

2007 ар

 

 

                БАБОЧКА

 

Над лапами рогатых елей

Сидел синеющий туман –

Казалось, был там кто-то, что-то,

Я чувствовал, как бесерман.

Я мыслями туда скользнул,

Не понимая, как во сне.

Меня ловил туманный дым,

Не говоря причину мне.

Он разрастался и крутился,

Касался  рук моих и плеч,

А кто-то все тянул, как жрица,

И страха не было во мне.

И вот скользнул я через реку,

Взлетел на тот еловый холм,

И вдруг рассвет и вереницу

Закрыл поток тенящих волн.

Оно блестело черным светом,

А тени отражали блеск,

Всеми земными языками

Я осознал бы боли вплеск.

Я Бабочкой ее назвал бы,

Антеннами плелись рога,

И только две дороги пелись

На темных и больших зрачках.

Там не было дороги третьей,

Я это понял с этих глаз.

И вспыхнувший в душе вопрос мой

Под крыльями ее погас.

А крылья ее длинные

Светились тучами огней,

К ним просто так не подобраться,

Они, как молнии теней.

И мы на знание смотрели

И с двух, и с четырех сторон,

С той стороны, и с этой тоже,

От двух раскрывшихся окон.

Я плакал перед этой Мамой,

И мир слезился, как и я.

И не было от слез мне стыдно,

Она кормила от огня.

Со всех сторон колечки света

Шли от меня и на меня.

И бабочки ночного цвета

В душе рождались у меня.

 

2007 год

 

 

*

Из

вылъёстӥ

лёгылэм

сюресъёс,

                  Пыд

                  бервылэз

                  кельтӥсьтэм

                  вамышъёс…

Вӧл-вӧл

паськыт

сюресъёс

ваменэ

                Кырсь

                тубатъёс

                уллане

                выллане.

 

Сыл ай,

эше,

кытчы

бызиськод?

                 Сыл ай,

                 кытчы

                 тон озьы

                 дыртӥськод?

Мон

йыроми

яке тон

йыромид,

                Мон-а

                ёрми

                яке тон-а

                ёрмид?

Урам

сэрегъёсын

яке вень,

яке пурт,

                  Пыд

                  улъёсын

                  яке лул,

                  яке гурт…

Котькуд

каблук

но ката

пыдэсысь

                  Чир

                  кесяське

                  яке мызь,

                  яке тысь.

Ньыль

палдуре

валантэм

черодэн

                Город

                улэ

                городэн

                городэн...

Пыр

адӟиськись

калыклы

пӧрмыса,

                Мар ке

                кошке,

                сюлэмысь

                потыса.

 

Январь 2004 ар

 

 

*

Дороги,

утоптанные

по

камням,

                  Не

                  оставляющие

                  следы 

                  шаги…

Поперек

широких,

просторных

дорог

                Грязные

                лестницы

                вверх

                и вниз.

 

Постой-ка,

дружище,

куда ты

бежишь?

                 Постой-ка,

                 куда ты,

                 куда ты 

                 спешишь?

Я

заблудился

или ты

заплутал,

                Я ли

                застрял

                или ты здесь

                застрял?

А на уличных

уголках

то игла,

то кинжал,

                  А там в темных

                  дельцах

                  то душа,

                  то село…

Из под

каждого

каблука-

сапога

                  Страшно

                  рычит

                  что-то так

                  весело.

И

в четыре

стороны

очередями

                под землю

                плывут

                города

                городами…

Превращаясь,

как чудь,

в невидимки-

народы,

                Что-то

                уходит

                из сердца,

                из моды.

 

Январь 2004 год

 

 

*

                 Цивилизацилы

                 кулэ

                 пытьыос.

Нош милям, Гватемалаын кадь ик,

Инбаме тубо

                как тусъёс,

                как тусъёс,

                как тусъёс…

 

2001 ар

 

 

 

*

                 Цивилизации

                 нужны

                 следы.

А у нас, как в Гватемале,

К небу подымаются

                как тусы,

                как тусы,

                как тусы…

 

2001 год

 

 

*

Город шорын пуке вал Кылдысин,

Секенхендысь дӥськут вал со вылын.

Лыдӟе вал бомжъёслэсь газетъёссэс –

Кытын луэ куртчын, кытын кӧлын.

 

Мон йыбырттӥ вал черк жингыртэмлы,

Куинь пол пуктӥ кирос аслам азям,

Дас манетме куштӥ Кылдысинлы,

Потэ вал, дыр, кисыосме сузям.

 

Но кытысь ке вуиз сьӧд Керемет,

Ыгыосын, зарни жильыосын.

– Марлы тыныд, – шуиз, – таӵе «чермет»,

Тынад ведь интыед зоопаркъёсын?..

 

Албастыез, налим кадь тэкито,

Ӵыжиз Кылдысинлэн ангес улаз.

Но Кылдысин пальпотылэ шудо,

Вирзэ виятыса газет вылаз.

 

Ульча-бакча – котыр лыз экранъёс

Кисьто боевико сюжетъёсты.

Отын вормон, отын фейерверкъёс,

Отын ӧвӧл ю тысь усён инты.

 

Нош Кылдысин шузи кадь пальыша.

Сое ини жуго урмем ментъёс.

Лыз инбамлэн зэрпал кадь гольышаз

Льӧльмыт-льӧльмыт жуго черк гырлыос.

 

1999 ар

 

 

*

У центра города сел Кылдысин,

Из секенхенда был обут одежей он.

Читал газеты – видно, для бомжей,

Чтоб знать, где спать и где найти «сиён»*.

 

Я поклонился  было  просто звону,

Перекрестился, как святая знать,

И мелочи все бросил Кылдысину,

Чтобы карманы тяжестью не рвать.

 

И вдруг сам  Керемет здесь появился,

Серьгами и в браслетах золотых.

– Зачем тебе  чермет? – он засмеялся. –

Папаша, здесь не место для святых.

 

А Албасты, весь в дегте, как налим,

Пнул Кылдысину прямо меж ушей.

Но Кылдысин счастливо улыбнулся,

И вытер кровь газетой для бомжей.

 

Ульча-бахча – кругом эти экраны

Льют без конца свои боевики.

Там фейерверки и одни дурманы,

И не растут хлебные колоски.

 

А Кылдысин смеется, как больной,

Его уж бьют менты и шомпола.

А в небе голом – теле великана,

Малиново звонят колокола.

 

1999 год

 

 

 

*

Жуг-жаг, пересьмемез но гужламез,

Вужез, сыномемез, тӥяськемез,

Тупасьтэмез, ярасьтэмез, сисез,

Куштэм сиён кадь ялан чырсасез!

 

Кытчы эн учкы, котькытын кылле со

Тӧлэн ветлэ, ветлэ тудӟем вуэн,

Синмез ӵокса, шокан пасьмес тыме со

Усыкмытӥсь но сисьмытӥсь зынэн.

 

Со быронтэм, со ялан возиське

Нафталинэн ӝокам сандыкъёсын,

Со ӵушкантэм, со ялан йырйиське

Гуталинэн пыкмем союзъёсын.

 

«Эрик тылпу нуэ войнаосы,

Кудаз ӝуозь ӝуа пересь вужез.

Но фениксъёс уз улӟе лулъёсын,

Мар пень сётоз но мар сётоз лекез?

 

Соин, пие, лулэз тупатоно,

Нош лултэмаз ведь – Шива кый улӟе. –

Туж зол вераз вал песятай туно. –

Начар ке ыж, барыс но, пе, тэйӟо».

 

2003 ар

 

 

*

О мусор, грязь, замшелое, гнилое,

О плесень, рухлять, о обрыдлый хлам,

О мерзкий дух, ненужное,  плохое,

Вонючее, несносное, о жуткий срам.

 

Куда ни глянь, везде оно  шныряет,

Гуляет ветром, носится водой,

Слезит глаза, дыхание спирает

Смердящей вонью и своей бедой.

 

Оно не кончится, оно еще все дышит

От нафталина едких сундуках,

Оно не старится, оно еще все пышет

На гуталинах и своих мехах.

 

«Огонь свободы нас ведет к войне,

Где старое сожжет себя до тла.

Но фениксы не радуют вдвойне,

Ведь зло останется и не спасет зола…

 

Порядок нужен, сына, беспорядок –

Ведь это танец змея-бога Шивы… –

Мой дед-туно учил меня  однажды.–

Где овцы дохлы, там и барсы вшивы…»

 

2003 год

 

 

*

Чиль-чиль нюлэс, сьӧд нюлэс,

Чиль-чиль сьӧд нюр со шорын.

Кыӵе секыт льӧль лулэз

Та шашыысь шедьтыны.

 

Мар мон бурми со борды,

Мар-о кулэ на мыным?

Луд сяськае, кыйбоды,

Ӟеч-а шиё будыны?

 

2002 ар

 

 

*

Черный, черный, мрачный лес,

Черно-мрачное болото.

Тяжко  сердцу алому

Жить среди  осоки той.

 

Что ж я так привык к осоке,

Что ищу среди болота?

Эй, цветок, чертополох,

Лучше ль быть игольчатым?

 

2002 год