Юкка Маллинен. Поэзия
Поэзия

Юкка Маллинен. Поэзия

205 {num}

Юкка Маллинен пишет стихи на финском языке, преимущественно верлибром. Его стихи выходили отдельными изданиями на русском и казахском языках. Поэзия и эссе Маллинена переведены на многие языки мира.

Дети Бориса Годунова

Утро с трудом отрывается от грязноватой наледи
Серый день стоит в незамерзших лужах
Камни все еще пахнут ночью и сажей, а сытые вороны
все еще дремлют в окаменелом бору.

Ночь пробрала до костей до черного мяса, до сгустков кровавых,
раскаленные клещи тускло светились — и хлестала вода ледяная
И вот они, сироты золотоволосые, в горстях у ночи
с нищенскими узелками с единственным
что от отца остается, с последним добром — покаяньем

Перевод В. Кривулина 


* * *

этих парков зеленые сумерки
залитые гипсом глазницы дриад
кружевные мостики-арки
дворцы прямые как полет пули

осколки дуэлей
обрывки писем
умолкли вулканы
память пепла прохладна

толчея и давка вокруг этих бюстов
и снова ссорятся молодые друзья
новорожденные в ностальгию
в электрозиму зеленого Ретрограда

пастельные клавиатуры
гербарии с тонкими тальями
где вздымается варварская лира,
вся в дыму, из болотной жижи

Перевод В. Кривулина


Новый Валаам

Скалы держат в горстях это смутное озеро
этот мост этот ломкий студеный камыш

здесь могила поэта-еретика

о как нервно как тихо стекает
с куполов позлащенных луна
Как высоко и стремительно
движутся перистые облака
в лучах над холодными водами как далеко
от наших разборок и тягот

слушать бы слушать бы музыку эту
камышовую флейту, удары лунного гонга
да куда там — пере-
кликаются напряженные струны
между землей и небом

собор облаков снижаясь прошуршал по песку
луна оставляет глубокие борозды в глянце открытки
с видом на поражение

Перевод В. Кривулина

 

* * *

                                                              Нодару Алибекову

Божественный Тенгри, степь под высоким небом
И сочащаяся сквозь все тьма,

Тьма, на которой зиждется мир,
Памиры электрических бурь,

Тьма, танец без мысли,
Двустишья крови, смерти и звезд,

Тьма, конец и начало,
Тьма, тьма катаклизмов, опасный триумф,
Спасение,

Создатель мира и вечный бродяга,
В степи я меняю жребий, я позволяю неведомому 

Втечь в меня
Ледяным потоком с высот.

Перевод С. Семененко

 

* * *

человек ли Га-Ноцри
или бог?

так и не договорились. дружок
уходит, хлопая дверью

ключи возвращают
коллекционируют обиды

на нас несдвигаемых мужиков
и в особенности на ветреных женщин:

полет ласточки дорог
а истина дороже

Перевод В. Кривулина 

 

Подземная базилика

Содом базара, чад бензина.
Солнце Диван Йолу бьет по глазам.

Каменный спуск, подземелье. Арки и своды,
Слабые лампочки, тихие всплески.
Пол под черной водою. Мостки для туристов
Тонут во тьме. В репродукторах траурный бриттен.
Под землею мерцают незримые свечи
И келейное робкое эхо шарит по стенам.
Ектеньи руин, останки раскопок:
Хоры теней обеззвучив протягиваются туда,
Откуда когда-то обряженные в бель простыней,
Господа исихасты свои истощенные взоры
Устремляли к сосущей укромнейшей пустоте
Били в грудь себя, тщились пробиться
Сквозь обшивку свинцовую стен куполов иллюзий
Кирий элейсонов.
Их подошвы лижет огонь неопалимой купины,
Их часы увязают в пустотах песка.
Под асфальтом плывет их базилика, рассекая
Рукотворные сооружения и времена.

«Нету жемчужины лишь в Самарканде»,
икона выдохнет воздух, тонет, опускается на дно 
колодца
и превращается тихо в Черный Квадрат.
Из-за угла глинобитной хижины выглядывает 
                                        Джалалиддин Руми
Ловит на лету все это небесное море
И пишет свой караван червей:

Днем что солнц,
Ночью – что лун.

Перевод В. Кривулина 

 

Элегия
                                                Шуге Нурпеисовой

Свободно в своей неопределенности,
Оглядываться, тянуться,
Шлепать ногами по морю трав

Но откуда? почему со слезами
Прокрадываются в золотые, черные сны
Стремнин, пропасти, снежные барсы?

Народ живший в юртах
Вымерший в коллективизацию

И только звонок старого темир-кумуза
Заставляет вздрагивать в забытьи

Как дети, а двери распахнуты встречь
Вибрации, дрейфу времени,
Невесомости

Трагедия стала глухой тоской

Но где же тот черный камень,
Гвоздь-звезда
Груз
Все уравновешивающий? 

Перевод С. Семененко

Универмаг «Форум»

мур-мур музыкальная лимфа из лифтов и нефов торговых

стеллажи, упаковки, люля-кебабы, хот-доги
перистальтика внутреннего человека.

Эскалаторы вверх, вниз
легкий поиск тяжелый выбор
только хватай только бери
Грилеворот вовлекает
в круг общения родственников и друзей

Вкус тайной вечери
серебристо-серое дао пластиковой credit card
звяканье кассы на Форуме

Перевод В. Кривулина