Денис Осокин. Ящерицы набитые песком
Рассказы

Денис Осокин. Ящерицы набитые песком

718 {num}

Рассказ

(зеленые синие)
les le1zards
b o u r r e1 s
d u s a b l e
(verts bleus)
 
1
госпожа мэр идущая
вечером с работы в
коричневом платье
усталая теплая с
пиццей в большой
коробке с двумя
пакетами вкусной еды
роняющая негромкие
бонжуры каждому
каждому встречному
не знает что ее любят
я щ е р и ц ы.
мы ведь здесь тоже
живем – нас больше
чем людей – мы ее
тоже любим. – говорят
они друг с другом. это
правда – ящерицы
тут повсюду. южный
город – горы со всех
сторон. море тоже
недалеко. далеко но
не слишком. Каменная
т е п л а я з е м л я.
 
у желтого здания мэрии
ящериц особенно
много. под скамейками
и возле скамеек. они
раздобыли гелевый
стержень – и чертят
им на упавших листьях
знаки своей любви.
листья ползут по
городу. госпожа мэр
их вряд ли читает
видит. грустно – но
именно она посылает
симпатичных людей в
комбинезонах собирать
эти листья в кучи
ловкими машинами.
 
осень пока как лето.
только вечером
холодно и листьев
вдоль бордюров полно.
ящерицы еще нескоро
все куда-то денутся.
осенью госпожа мэр
им особенно дорога.
ведь она бы могла в
том числе и устроить
ящериц на зиму.
оставить в городе –
рядом с собой. Чтобы
они никуда не
прятались не цепенели
в зимних щелях. а
любили ее открыто –
круглый год – без
вынужденной спячки.
 
на рынке на площади
республики дважды в
неделю тоже продают
ящериц – разной
величины – набитых
песком. Глазастые
милые тяжелые и
смешные. зеленого и
синего цвета. их берут
охотно. несут домой.
дарят друзьям и
подругам – мужьям и
женам. увозят за
границу. живые
ящерицы им завидуют:
каждая такая песочная
их сестрица может
оказаться дома у
госпожи мэр.
 
главная улица камиля
буффарделя переходит
в ру дю виадук. на этом
месте – только под
виадуком – у быстрой
какой-то воды почти
все городские
ящерицы собрались
глубоко за полночь и
думают – что ну что же
сделать для госпожи
мэр? как доставить
заметную радость? как
привлечь ее внимание?
сколько лет еще можно
ее любить безнадежно
и н е в и д и м о?
 
выпившие хохочущие
русские топают по
виадуку из кинотеатра
“лё пестель” – тащат на
плечах выпивших
хохочущих французских
женщин. едут сонные
в е л о с и п е д и с т ы.
кто-то поет. ящерицы
внизу поднимают
головы – ждут пока все
пройдут и перестанут
орать – голоса у
ящериц очень тихие. c
гор и так дует ветер –
и шелестит вода.
 
ящерицы долго молчат
и думают. и утром
находят отличное
решение – радующее
всех: подарить госпоже
мэр двух песочных
ящериц с рынка. она
будет в восторге
от такого подарка и
сразу все поймет.
 
счастливые и
п р о в о р н ы е –
сменившие радостью
ночную усталость и
тревогу – ящерицы
бегут из-под виадука к
дому своей обожаемой
и любимой – сейчас
она как обычно откроет
дверь и пойдет на
работу в мэрию.
(ящерицы всюду ее
караулят. и очень
грустят когда госпожа
мэр уезжает из города
по служебным делам
или делам семьи.)

2
решение было принято
в ночь на пятницу 1-е
октября. а в субботу в
очередной раз
принесли песочных
ящериц на рынок.
ящерицы влюбленные в
госпожу мэр сидят под
лотками и не знают
что делать. толкаются
под ногами у
покупателей не боясь
что на них наступят.
дети их видят кричат:
ой ящерицы ящерицы –
почему их так много?
 
песочные ящерицы
толще и тяжелей – и
стоят каждая пять
с половиной евро.
влюбленные ящерицы
забираются к песочным
наверх чтобы на месте
все решить. продавец
куда-то ушел – а лоток
прикрыл бумагой.
самое подходящее
время. странно – но
раньше друг с другом
влюбленные и
песочные ящерицы
никогда не говорили.
 
ящерицы набитые
песком оказались
удивительно умными
грустно-ласковыми – в
общем дорогими. они
выслушали своих
возбужденных худых
гостей. ничего не
сказали – поулыбались
пощелкали – после
этого две из них
аккуратно упали с
лотка на булыжную
землю – зеленая и
синяя. влюбленные их
подхватили подняли
п о в о л о к л и.
 
набитые песком очень
сильно напоминали
живых. наши ящерицы
живыми их и считали.
песочные бегать разве
что не могли и внятно
говорить. но очень
внимательно смотрели.
как и какими путями
какими силами –
неизвестно – но 4-го
октября в ближайший
понедельник пришед-
шая на работу госпожа
мэр обнаружила двух
симпатичных песочных
ящериц на столе в
своем кабинете. голова
у одной – у синей –
была запачкана
кажется известью. у
другой – зеленой – был
немного мокрый живот.
 
госпожа мэр одну
ящерицу подсушила –
а другую вымыла водой
из графина. положила
обратно себе на стол.
опустила голову –
подбородком на
ладони. стала смотреть
и думать – откуда они?
думала весь день –
занимаясь обычными
важными вещами.
думала думала – кому-
то даже звонила.
(звонила мужу в
городской музей.
звонила хорошему
другу в жандармерию.
в театр звонила – там у
нее подруга которая
любит розыгрыши. и
в стоматологический
кабинет доктору
перье.) вечером
поцеловала обеих
ящериц – положила в
сумку и пошла домой.
 
на ужин был
чечевичный суп и
морепродукты. госпожа
мэр разговаривала со
взрослыми детьми –
улыбалась мужу.
ящерицы набитые
песком сидели тут
же рядом с ними.
было очевидно что
домашние госпожи мэр
не имеют отношения к
этому подарку. в этот
вечер госпожа мэр
даже выпила. не вина
как все – а целый
стакан аперитива. и
легла спать
раскрасневшаяся и
еще более красивая.
 
3
утром резко
повернулась осень –
повернулась к холоду.
госпожа мэр села в
кровати охваченная
нежностью и
беспокойством. она не
знала что делать.
она даже заплакала.
ящерицы набитые
песком как и вчера
внимательно на нее
смотрели. мало ли
какие чувства бродят
по утрам – мало ли
какие слезы. –
подумала она и
пошла в душ.
 
ящерицы сделавшие
подарок потеряли свою
надежду. они тоже
умные – и живут здесь
дольше людей. города
не было – а они были.
госпожа мэр если б
взяла их на службу –
знала бы обо всем. и
была бы с помощью
ящериц лучшим мэром
не только в
департаменте дром –
не только в регионе
рон-альп но и во всей
франции. ящерицы
погоревали – и решили
готовиться к зиме.
 
и они бегали прыгали.
сидели на люках.
любовались госпожой
мэр. расписывали
листья. они не могли
этого не делать.
бежали на берег
дрома. шуршали там
днем и ночью. там
камни белые и
большие. и рокот
горной воды. и запах
лаванды и южной хвои.
большие быстрые
рыбы сочувствующие
ящерицам – плывущие
в рону. вот светится
трехвагонный поезд
несущийся в темноте
на прива и лион.
несущийся на марсель
через авиньон – если
в другую сторону.
шпалы и рельсы
ящерицы тоже любят
для осенних ночных
п о с и д е л о к.
 
близ дрома ночью
по камням земли
случается кто-то шарит
красным фонариком.
вскрикивает споткнув-
шись. густо целуется –
ложится. разбрасывает
одежду. плачет –
шепчется – остро
дышит. уходит за
красным глазком.
ящерицы потом
сбегаются на это
место – на голые
неостывшие камни.
и думают: неужто
не больно?
 
иногда они забегали в
кафедральный собор
послушать орган и
воскресную проповедь.
там прохладно и
хорошо. хорошо на
гладком полу под
покрытыми черным
лаком скамейками.
иногда собирались под
виадуком и пили
польскую зубровку.
(прошлой осенью
здесь был польский
фестиваль – и какие-то
польские режиссеры
потеряли пакет
с б у т ы л к а м и.)
ну а что еще?
 
4
ящерицы набитые
песком из дома
госпожи мэр однажды
исчезли. она обыскала
всё. очень нервничала.
бессмысленно было
спрашивать детей и
мужа – маленьких
хулиганов нет. не было
и домашних животных.
пару недель спустя
госпоже мэр позвонила
директор медиатеки
госпожа аньес буасси и
попросила заглянуть к
ней по важному делу.
видите ли – я не могу
к вам сама прийти. –
извинилась она.
шел дождь когда
госпожа мэр шла в
медиатеку в свой
обеденный перерыв –
через площадь
республики улицу
камиля буффарделя и
виадук. в городе
всего-то четыре
тысячи жителей – и
кто бы куда бы ни шел
все равно придется
идти одной и той же
дорогой. первое что
увидела госпожа мэр
на столе у директора
медиатеки – были ее
пропавшие ящерицы.
 
присаживайся алис. –
госпожа буасси
всхлипнула – сняла и
надела очки. – они
мне все рассказали. –
и показала на двух
песочных кукол. я
ничего не понимаю
аньес. – госпожа мэр
не стала садиться
а коленом слегка
оперлась на сидение
стула – как школьница.
(с директором
медиатеки они когда-то
б ы л и о д н о-
к л а с с н и ц а м и.)
 
5
через полчаса госпожа
мэр позвонила
секретарю и сказала
что с обеда в мэрию
не вернется. и завтра
возможно не выйдет.
во всяком случае точно
опоздает. позвонила
детям – сказала что
задержится – чтобы
сами готовили еду себе
и отцу. обе женщины
куда-то сбегали – и
вернулись с полными
пакетами. вежливо и
отчаянно извинились
перед посетителями –
всех выставили – и
заперли медиатеку.
а потом открыли
стеклянную дверь на
террасу из кабинета
госпожи буасси – и
ящерицы хлынули.
 
если бы видел кто –
что здесь потом
творилось. обе
женщины курили и
плакали – и пили вино.
комната шевелилась
ящерицами – может
быть их тут был
миллион. на полу на
стенах на потолке. на
стеллажах на стульях
на компьютере. все
целовали друг друга.
ящерицы – госпожу мэр
и госпожу буасси. алис
и аньес – ящериц.
еще они целовались
друг с другом. и все
целовали ящериц
набитых песком –
зеленую и синюю –
которые сопели и
смешно хихикали.
 
госпожа буасси
притащила из холла
велосипед на котором
ездит из дома на
работу и с работы
домой и принялась
кататься с ящерицами
по залам медиатеки. а
госпожа мэр хохотала и
кричала обиженно что
тоже хочет. так и
катались по очереди.
чего-то там уронили.
ящерицы пищали
в о с т о р ж е н н о.
они ни в чем не
отставали от дам: пили
курили – танцевали и
плакали. а ящерицы
набитые песком
поворачивали радостно
пришитыми бусинами-
глазами покачивали
некруглыми головами
цокали и щелкали.