Гюнтер Грасс
Мировая литература

Гюнтер Грасс

431 {num}

Гюнтер Грасс (1927– 2015) — известный немецкий писатель, романист, драматург и поэт, скульптор, художник, график, лауреат Нобелевской премии по литературе (1999). Первые стихотворения Грасса появились в печати в 1955 году. Но мировую популярность принес его дебютный и самый известный роман писателя «Жестяной барабан» (1959), который был экранизирован в 1979 году. Фильм получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля и «Оскар» как лучший иностранный фильм. Произведения Гюнтера Грасса «Кошки-мышки» (1968), «Под местным наркозом» (1969), «Из дневника улитки» (1993), «Собачьи годы» (1996), «Мое столетие» (2000), «Траектория краба» (2002), «Луковица памяти» (2008), «Фотокамера» (2009) и другие стали бестселлерами и переведены на многие языки мира.

Я видел, как 
...началась вторая мировая война: в сентябре 1939 года немецкий броненосец обстреливал одну из площадей в моем родном городе, а самолеты «Stuka» сбрасывали снаряды. Мне было всего лишь 12 лет, и никогда прежде ничего подобного я не видел, это было впечатляюще.


Я вместе с другими
...ребятами бегал смотреть, куда падают снаряды, а потом мы собирали металлические осколки от них... Я даже не мог предположить, что там начинается нечто, что наложит сильный отпечаток, как на мою жизнь, так и на жизнь всего моего поколения, а также на жизнь наших детей и наших внуков.


Порой победа
...делает людей глупыми. Думаю, что победитель не будет думать о войне и не попытается извлечь из нее урок. Из-за нашей неудачи и всего, что было с ней связано, у нас появилась маленькое, но важное преимущество: пережив все эти потрясения, мы начали все с чистого листа, увидели другую перспективу, смогли по-новому взглянуть на прошлое и даже переосмыслить то, что казалось несправедливостью.


Сначала я
...старался избегать этой темы и писать совершенно о других вещах. И даже не предполагал, что начну сочинять прозу. Но появился «Жестяной барабан», а вслед за ним другие романы и повести. С авторами моего поколения меня связывает то, что я называю «навязчивой идеей писать». Не так-то просто бросить это занятие.


Я думаю
.., что литература всегда должна отражать реальность, а реальность иногда чудовищна. И эти отвратительные стороны жизни нужно называть своими именами. Конечно, есть писатели, которые украшают реальность, но эта тенденция мне несимпатична. То время было абсолютно за пределами гуманизма: солдаты, гибнувшие по обе стороны фронта, изломанные судьбы и жизни — изобразить все это было моей задачей, хотя та реальность была чудовищно неэстетичной.


Мое поколение 
…выросло во время войны и ощутило на себе давление тоталитарной идеологии. Поэтому мои книги, начиная с «Жестяного барабана», обращены к прошлому, смотрят на него из современности, усматривая корни и изыскивая последствия, боясь повторений. 


Воспоминания
...склонны обманывать нас, поскольку приукрашают действительность. Воспоминания – это работа, которую необходимо проделывать вновь и вновь, чтобы перепроверить их правдивость. 


В книге «Луковица памяти»
...нет линейных воспоминаний. Это не восстановление хода событий – скорее попытка перепроверки. Поставить воспоминания под вопрос и воспроизвести разные варианты, как могло быть на самом деле и как эти варианты соотносятся с тем, что приходит как первое воспоминание. 
Это больные воспоминания, процесс, который нелегко дался. Потому что моя юность была связана с идеологией национал-социализма и многие из нас находились под влиянием этой идеологии. Для меня это очень тяжелые темы. 


Я был удивлен
.., увидев, какой резонанс вызвала книга. Это были в основном люди моего поколения, но были и письма очень молодых людей. Во всех была одна объединяющая тема: «Спасибо, что написали. После прочтения мне удалось поговорить с членами семьи на темы, связанные с войной». 


У молодых писателей
...новые, другие темы. Они не застали разложение идеологий. Это для них в прошлом. То, с чем они сейчас вступают в контакт, – это капитализм. Капитализм – последняя идеология в мире. На нее они и реагируют, это их занимает и отражается в литературе. Да и к чему ожидать от молодых, что их будут занимать те же темы?