Мишель Уэльбек
Мировая литература

Мишель Уэльбек

1281 {num}

Мишель Уэльбек – французский прозаик, поэт, эссеист, один из самых читаемых авторов современного мира и продаваемых в Европе писателей. Лауреат французской Государственной премии «Гран при» (1998) за роман «Элементарные частицы». Лауреат Гонкуровской премии (2010) за роман «Карта и территория». Автор книг «Мир как супермаркет», «Элементарные частицы», «Платформа» и другие. Последний роман «Возможность острова» (2005) принес писателю французскую литературную премию «Интералье». Мишель Уэльбек снимает короткометражное кино, записывает рок-музыку и выпускает альбомы собственных фотографий. На украинский язык переведены две его книги – «Элементарные частицы» и «Платформа».

Я начал писать…

...потому что меня увлекли рифмы, это было в 1982–1983 году. Механистичности, повторяемости много в детстве: можно сто раз играть в одну игру, повторять одни и те же слова, считалки, сказки, стихи – и никогда не надоедает. Я никогда не работаю над стихами: написалось как написалось, это ближе всего к фотографии. Над прозой, к сожалению, приходится работать. Я не люблю работать, а тем более – зарабатывать деньги.

У писателя…

...есть возможность показать картину мира через судьбу отдельного человека. Иногда, правда, мне кажется, что все книги уже написаны, все уже показано. Но потом мне приходит в голову, что я могу дать более современную, более, что ли, уточненную картину.

Я считаю…

...себя поэтом, который пишет романы, и потому мне ближе поэты, особенно те, которые пишут романы. …Я – реалист, я пишу то, что есть.

Мне приходится…

...встречать гораздо больше людей, чем среднему человеку. И только жизнь в отдаленном месте и некоторая закрытость позволяют мне держать свою социальную жизнь хоть в каких-то рамках. На, скажем так, нормальном уровне.

Почему клоны более несчастны, чем люди? (о романе «Возможность острова»)

Потому что эксперимент не удался. И дело здесь не в клонировании как таковом, а в том, что у всех попыток отнять у человека возможность желать – заведомо трагический исход. А это происходит сегодня и без всякого клонирования. Вместо настоящих желаний человеку подсовывают всякую лабуду, всякую «виртуальность». И, как результат этой подмены, подлинная общественная жизнь сходит на нет. Смешно, конечно, сегодня ругать Интернет, но хочу все-таки сказать, что главное в Интернете – это не то, что он дает возможность работать, а то, что он дает возможность потреблять. У людей становится все меньше причин выходить из дому. Посмотрите на Японию – там эти процессы идут полным ходом. Про японцев часто говорят, что они более счастливы в виртуальном мире, чем в реальном. Но это вранье. Не только про японцев, это вообще вранье. С какой стати им быть там счастливыми? Клоны из «Возможности острова» живут примерно в таком мире. И они в нем несчастны.

Жизнь…

...очень изменилась за последнее время. Буржуазной, иудео-христианской морали больше не существует. Противопоставление сексуальности и чувства, нарциссизма и любви, муссировавшееся в прежние десятилетия, ушло. У молодых авторов сексуальность подается гораздо более реалистично, чем раньше. Золотой век любви – 50–60 годы. Он прошел. Индивидуализм, воцарившийся, по крайней мере, в западном обществе, – это неспособность принадлежать к чему-нибудь, что превосходит ваше личное понимание. Энтузиазма стало гораздо меньше. Человек как элементарная частица - это одна из клеток общества, которые ничем между собой не связаны.