Пьяный пьяного везёт
Социум

Пьяный пьяного везёт

1365 {num}

Существует легенда о том, что Леонардо да Винчи, работая над полотном «Тайная вечеря», никак не мог найти идеальных моделей для изображения Христа и Иуды. Как известно, в образе Иисуса художнику требовалось воплотить Добро, в образе же Иуды – Зло.
Леонардо нашел натурщика для Христа среди юношей церковного хора, а вот для Иуды все не мог. Картину пришлось отложить на три года…

Однажды, возвращаясь домой, он заметил нищего, валяющегося в сточной канаве. Пьянство, безденежье и греховность превратили его – еще молодого – в старца с обезображенным лицом. Юноша ему показался очень знакомым, но он не мог вспомнить, откуда. Художник велел своим слугам доставить его к себе в мастерскую, и принялся за работу. Очнувшийся после хмельного забытья молодой человек ужаснулся, увидев картину. Леонардо спросил, что напугало его. На что юноша ответил: «Три года назад один художник срисовывал с меня Христа, до того, как я все потерял; тогда моя жизнь еще была полна надежд и мечтаний…»

Эта легенда пришла мне в голову, когда я стала свидетелем ситуации, случившейся на Перекрестке Советской и Карла Маркса. Улица была оглушена ревом транспорта. Образовалась снежно-грязная каша из участников: машин, автобусов, трамвая, пешеходов, ожидающих свой свет, и парочки, из-за которой весь шум-гам.

Облаченная в изношенную куртку женщина еле-еле толкала впереди себя коляску. Когда коляска переезжала через рельсы трамвая, колеса брали свой маршрут: кто – куда, и делали дальнейшее передвижение мучительным. Женщина пыхтела, бурчала, но не сдавалась – снова и снова толкала ее вперед.

В коляске же сидел мужчина. Одежда старенькая, испачканная, на голове шапка времен СССР, и … без ноги. Казалось бы, видевший картину человек должен посочувствовать и негодовать на водителей: «Такие-сякие! Ездят туда-сюда, инвалиду спокойно перейти дорогу не дают…» и так далее. Но нет! Даже факт отсутствия ноги не вызвал ни малейшей жалости к описанной паре.

А все потому, что они оба были пьяны. Их пропитые лица дышали себялюбием и животной злостью. Переходя дорогу, огрызались друг на друга, разъяренно махали руками, матерились и чутко следили за сохранностью пакета-майки… Сквозь прозрачные стенки свертка виднелся эликсир их короткого счастья и забытья – чекушка водки.

Эта картина натолкнула меня на мысль о том, что ничто в этой жизни не постоянно.

И где была она, та грань, переступив которую ты катишься по наклонной вниз. В ту трясину, имеющую свойство деградировать человека и опускать его до первобытного уровня.

Да, вчера ты – царь, а сегодня – нищий. Как сказал один мудрый человек, знакомством с которым я дорожу: «Абсолютное непостоянство мира есть постоянная величина».

Спасибо ей за эту мысль.